globaltel (globaltel) wrote,
globaltel
globaltel

Category:

Вон оно как в 1959-1960 гг.!!!

Совершенно потрясающее про реальные события декабря 1959 - января 1969 гг - как провакцинировать всю Москву и Московскую область за 9 (девять!!!) дней.
Чёрная оспа в Москве:

Ликвидация вспышки оспы в Москве 1959-1960





Ликвидация вспышки оспы в Москве в 1959—1960 году — беспрецедентная операция по оперативной локализации опасного инфекционного заболевания, завезённого в СССР одним человеком, в результате которой удалось предотвратить эпидемию в стране и её распространение за пределы СССР, а также провести массовую вакцинацию 5 559 670 москвичей и более 4 000 000 жителей Подмосковья.

Черная оспа в России уже в середине тридцатых считалась побежденным заболеванием. Однако зимой 1959-1960 годов в Москве произошла вспышка болезни, едва не переросшая в масштабную эпидемию. Распространителем инфекции невольно стал известный художник, дважды лауреат Сталинской премии Алексей Кокорекин.

23 декабря 1959 года с трапа самолета, прибывшего в Москву из Дели, сошел человек, из-за которого столица СССР очень скоро оказалась в большой опасности. Художник Алексей Кокорекин не мог и предположить, что привез с собой из Индии черную оспу.

Когда в 1959 году на консилиуме врачей молодая ординатор Боткинской больницы пискнула, что симптомы заболевания одного из пациентов похожи на оспу, старшие коллеги только посмеялись:
- Что вы, голубушка, оспы в Советском Союзе давно нет.
Старшие коллеги оказались неправы.

Вернувшийся в СССР из Индии художник Алексей Кокорекин внезапно чувствует недомогание и буквально сгорает за несколько дней. Врачи из Боткинской больницы сумели поставить диагноз, однако с художником общалось огромное количество людей. Знакомые, семья, любовница, сотрудники комиссионных магазинов. За дело пришлось взяться КГБ, которому поставили задачу вычислить всех, с кем контактировал художник, в кратчайшие сроки и при помощи врачей остановить эпидемию.

В самом конце декабря 1959 года в аэропорту Внуково сел самолет с известным художником Алексеем Кокорекиным. Художник прилетел из Индии на день раньше запланированного, прошел пограничный и таможенный контроль и поехал домой к любовнице. Он немного покашливал, но кого удивишь кашлем в декабрьской Москве?

В 1959 году 53-летний художник-график Алексей Алексеевич Кокорекин, мастер агитплаката, лауреат двух Сталинских премий, готовился к поездке в Африку. Как и положено, ему необходимо было сделать прививку против оспы. Существует несколько версий того, почему положенные медицинские процедуры не были проведены: по одной из них, об этом просил сам Кокорекин, по другой — что-то пошло не так у врачей.

Человеком, привезшим в СССР заразу, был дедушка популярной телевизионной ведущей Ольги Кокорекиной — известный советский художник-график Алексей Кокорекин. Алексей Алексеевич был авторитетным создателем агитационных плакатов. На них были изображены красивые волевые лица советских воинов, крестьян и рабочих, задорным взглядом ободрявших население нашей страны.

Эпидемия началась с одного человека, прилетевшего из Индии. А дальше — опасность, увеличивающаяся практически в геометрической прогрессии. Первыми в зоне риска оказались все пассажиры самолета, на котором прилетел Кокорекин. После — все, с кем художник встречался по прилете: жена, дочь, друзья, пациенты и врачи Боткинской. И все, с кем они контактировали. Получается, смертельной опасности был подвержен уже весь на тот момент 7-миллионный город.

Госпитализировали его почти сразу – хуже ему становилось буквально на глазах. К вечеру он умер. Совершенно невероятным образом на вскрытии оказался старенький академик-вирусолог, который и поставил шокирующий диагноз – ЧЁРНАЯ ОСПА.

Через две недели в уже наступившем 1960 году у некоторых пациентов Боткинской больницы появились такия же, как и у Кокорекина, лихорадка, кашель и сыпь. Материал, взятый с кожи одного из больных, отправили в НИИ вакцин и сывороток. 15 января 1960 года академик Морозов выявил в материале частицы вируса натуральной оспы.

КГБ и МВД, в течение суток установили все контакты зараженного, после его возвращения: смену встречающих рейс таможенников, подвозившего из аэропорта таксиста, любовницу, участкового врача, к которому больной обращался до госпитализации, и который принял оспу за грипп. Были установлены все, а одного из контактирующих с зараженным, установили в тот момент, когда он летел в Париж: самолет немедленно развернули, экипаж и пассажиров отправили на карантин. Вдова сдала вещи покойного в ломбард: были найдены и изолированы все покупатели.

И все-таки 46 человек успели заразиться, в том числе подросток, лежавший в боксе над палатой художника (вирус пробрался по вентиляции); истопник, прошедший по коридору отделения, где лежал Кокорекин; регистратор больницы. Трое заразившихся скончались.

– Я тогда работал младшим научным сотрудником НИИ вакцин и сывороток им. Мечникова. Как раз собирался в командировку и перед отъездом заскочил на работу прямо с чемоданчиком. Но меня встретила зав. отделом вирусов профессор Маренникова: «Вы никуда не едете. Готовьте микроскоп, сейчас приедет академик Морозов». Морозов был крупный ученый по оспопрививанию. Когда он прибыл, нам уже доставили из Боткинской больницы стекло с биоматериалом одного скончавшегося больного. У Морозова был свой метод – серебрение. Как сейчас помню: он основательно провел всю подготовку, положил стекло и стал смотреть через микроскоп. На стекле проступили черные пятна. После этого – немая сцена. Минут через 5–7 он мне сказал: «Молодой человек, возьмите бумагу, пишите докладную министру». В записке была только одна фраза: «В материалах больного Т. обнаружены тельца Пашена». Непосвященным эта фраза ничего не говорила. А для ученых было очевидно: надвигается катастрофа, – рассказывает «Собеседнику» профессор, член Нью-Йоркской академии наук, руководитель отдела микробиологии латентных инфекций Института им. Гамалеи Виктор Зуев.

Однако поначалу силовики допускают роковую ошибку: они не удосужились придумать правдоподобную версию появлению людей в защитной экипировке, похожих на инопланетян, и по городу стремительно начали распространяться разные слухи. Кто-то даже утверждал, что своими глазами видел морг, забитый трупами.

«Новая беда поджидала вакцинированных людей: загрязненная сыворотка для вакцины. В спешке массового изготовления не успели сделать незапятнанную сыворотку. В результате было много осложнений от самой вакцинации. Никто не знал, что это дефект сыворотки, и поэтому впадали в панику от любого осложнения — может, это оспа?» — вспоминал врач Владимир Голяховский.

Медперсонал Боткинской больницы под страхом увольнения, не имел право никому не сообщать о причинах столь странно и быстро введённого карантина. Родственники пациентов били в набат, осаждали представителей власти всех рангов, пытаясь хоть каким-то образом связаться со своими больными родственниками. Но всё было тщетно. Больница оказалась в вакууме. Можно только догадываться о степени ажиотажа, если только одних пациентов в ней на тот момент насчитывалось 2500 человек. Я уже не говорю о почти 5000 человек обслуживающего персонала. Чтобы кое-как разместить на длительное время такое большое количество людей в одном месте, было найдено необходимое количество кроватей и матрасов. А вот белья найти не смогли. И тогда специальным постановлением правительства СССР были подняты запасы по белью из категории НЗ по противовоздушной обороне…

В зоне охвата были тысячи человек. Работники КГБ, МВД и, в первую очередь, врачи в отсутствие современных средств коммуникации проделали колоссальную работу, выискивая в самых разных уголках столицы и ближнего Подмосковья потенциальных носителей оспы и – невзирая на чины и ранги! – помещая их в стационар. Пришлось немало попотеть, чтобы найти новых хозяев купленных в комиссионке индийских тканей.

В общей сложности было установлено 9342 контактера, из которых к первичным относилось около 1500 человек. Последние были помещены на карантин в стационары Москвы и Московской области, остальные находились под наблюдением на дому. В течение 14 дней их дважды в день обследовали врачи.

Круг потенциально инфицированных расширялся в геометрической прогрессии. Например, одна из приятельниц художника, успевшая, на свою беду, посетить его после прилета, работала преподавателем в вузе и принимала зачеты и экзамены у нескольких групп студентов. Пришлось отправить на карантин и ее, и еще около 200 парней и девушек.

Решающей мерой в борьбе с натуральной оспой стало поголовное вакцинирование всех жителей Москвы и Подмосковья - взрослых, детей и даже умирающих. Буквально за неделю было вакцинировано более 9 с половиной миллионов человек - беспрецедентный случай в истории.

Итоги: Всего во время данной вспышки в Москве от Кокорекина заразилось 19 человек (7 родственников, 9 человек персонала и 3 пациента больницы, в которую он был госпитализирован с нераспознанной оспой). От них заразились еще 23 человека и от последних — еще трое. Трое из 46 заразившихся скончались.



Вики тоже очень информативна про эти события, хотя и без некоторых деталей, которые есть в тексте выше:
Subscribe

  • А вот и хорошие новости!!!

    Джангиров читает американские анализы результатов социологических исследований про разное... И это прекрасно!!! Т.е. американцы сами про себя, а не…

  • Только...

    сейчас, после более десятка лет эксплутации выстроенного имения, сформулировались совершенно чёткие критерии к тому, какой должен быть правильный…

  • Мамонов

    Хорошо-то как!!! Наконец-то выложили и, как я понимаю, наконец-то показали в телевизоре целиком это интервью с ним, которое почему-то не показывали…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment