globaltel (globaltel) wrote,
globaltel
globaltel

Category:

Пост-феминизм - вон оно чо, оказывается!!

Пост-феминизм
Jenny AysgarthJuly 25, 2017

Меня иногда спрашивают, что же такое этот ваш постфеминизм, с чем его едят, и какая средняя продолжительность композиций в этом жанре. Думаю, пришла пора объяснить, что же я имею в виду.

Разумеется, постфеминизм сам по себе также известен как третья волна, и подобно феминизму второй волны включает в себя очень много разных течений. У каждого из этих течений свои особенности и название, но всё это слишком отдаёт бюрократией, и вообще не очень интересно.

Как известно, сам по себе феминизм возник потому, что мужчины притесняли женщин. Это исторический факт, а во многих случаях — объективная реальность и в наше время. Было, как можно догадаться, три волны феминизма — суфражизм, собственно феминизм, и постфеминизм.

Суфражистки взвалили на себя самую сложную задачу — обитая в условиях откровенного и укоренившегося патриархата, они умудрились выбить для женщин избирательные права, право на высшее образование, право на равные с мужчинами условия труда и всякие другие вещи, которые в наше время любому приличному человеку кажутся самими собой разумеющимися.

Феминизм возник из-за того, что суфражистки в общем-то всё это выбили, но не сказать, чтоб в полной мере. Женщины и сейчас в среднем получают за работу меньше, чем мужчины. Кроме того, несмотря на некоторые изменения в законах, патриархат никуда особо не делся, и все его штучки вроде сексизма, абьюза, объективации и прочих радостей оставались (и, к сожалению, и сейчас остаются) очень распространёнными. Основная задача феминизма — борьба со всей этой гадостью. Тоже весьма благородная цель.

Постфеминизм же возник потому, что кое-кому удалось выйти за рамки вечной борьбы. Кое-кто однажды заметил, что, хотя мужчины и склонны тиранить женщин, сами женщины склонны к тому же ничуть не меньше. А если честно, то зачастую даже больше. И этот кое-кто решил, что это сущее безобразие. Тиранить человека любого пола не имеет права никто. Независимо от их собственного пола, гендера, политических убеждений, whatever.

В отличие от некоторых направлений феминизма, постфеминизм совершенно не отрицает существование гендера, и полагает любого человека уполномоченным на проявление тех качеств, каковые он полагает уместными, в любой форме, при условии, что этими проявлениями он не тиранит других людей.

Чтобы объяснить принципиальную разницу между феминизмом и постфеминизмом, пожалуй, приведу два чересчур полемичных примера.

Первым делом это бодипозитивизм. Сама по себе эта идея совершенно замечательна и полностью отвечает постфеминистским идеалам. Если коротко, то состоит она в том, что ваше собственное тело никому ничего не должно, никаким модным идеалам соответствовать не обязано, к нему стоит хорошо относиться в любом случае, и главное — по возможности пребывать с ними в мире, дружбе и жвачке. Вроде бы всё чудесно, правда?

И тут начинается тирания. Оказывается, вам нельзя эпилировать ноги. А ещё если вы худеете, то предаёте идеалы, за которые суфражистки проливали кровь. И вообще, между прочим, у меня бабка воевала. Если вы всем этим занимаетесь, то идёте на поводу у патриархального социума, который желает сексуализировать женское тело, а в волосатом состоянии оно этому не очень поддаётся. Да, вы, конечно, убеждены, что делаете это для себя, но на самом деле вам просто промыла мозги мужская пропаганда.

Это мнение, разумеется, имеет право на существование. Проблема не в том, что на ваше похудение или гладкие ноги реагируют именно так. Проблема в том, что вас за это подвергают остракизму. Вам говорят громкое фи и изгоняют из райского сада. Если вы потрудитесь почитать, например, правила поведения в феминистских пабликах, вы неожиданно обнаружите, что за критику бодипозитивизма полагается сочный удар банхаммером. Феминизм, который вроде как призван объединять женщин, ведёт себя как один известный парламент, запрещая всё направо и налево, и без раздумий изгоняет из своих рядов всякую, кто не согласна с некоторыми догматами.

При этом, разумеется, довод о том, что кому-то может быть комфортно с бритыми ногами и тонкой талией, начисто отвергается. Очевидно, только ИМТ 26 способен сделать женщину по-настоящему счастливой. Идея бодипозитивизма состоит в том, напомню, что некрасивых людей не бывает.

Другой пример — феминитивы, ночной кошмар любого профессионального лингвиста. And I mean it, поскольку моё второе образование — как раз-таки лингвистическое. Идея опять-таки очень хороша, и, если коротко, состоит в том, что язык должен отображать профессиональную деятельность женщин, соответственно, в нём должны быть словоформы женского рода для всех видов занятий. Это безусловно справедливая и хорошая идея, однако на практике она превратилась в сущую кошмар, поскольку за неё взялись людини, которые в семантике и семиотике не понимают ничего или очень мало. В итоге благое начинание превратилась в самопальную новояз с изувеченными грамматическими отношениями. Не говоря уже о том, что эти чёрточки, призванные показать, что в слове есть место не только для мужских и женских окончаний, но ещё и для всех остальных, в устной речи выразить невозможно. Однако же, ваши радикально настроенные сёстры, если вам вдруг не нравится вот так говорить и писать, скорее всего, точно так же выгонят вас к лешему на припять из своего сообщества, потому что вы вообще предательница и скотиняка.

Сами по себе эти идеи, повторюсь, прекрасные. Всё зависит от того, как ими пользоваться. Если правительство везде понаставит камер наблюдения, они могут как снижать уровень преступности, так и устанавливать оруэлловский тоталитаризм. Оба эти случая являются замечательной иллюстрацией того, как радикально настроенные человеческие существа способны превратить самую благую идею в кучу мусора. Более того, они ещё и показывают, что равенство, провозглашённое некогда идеалом феминизма, на практике оказывается референсом на “Скотный двор”.

Постфеминизм же говорит, что никто не имеет права диктовать вам, как жить и что делать. В том числе и постфеминизм. А уж феминистки — и подавно не имеют никакого права указывать, как выглядеть, что думать и как говорить. Для того ли, спрашивается, столько людей сражались с ненавистным всякому приличному человеку патриархатом, чтобы вакантное место тут же заняли недавние революционерки? Это, конечно, достаточно типично для человеческой истории. В большинстве случаев после революций к власти приходили те, кто был куда страшнее предыдущего правительства. Не верите — спросите у Франции или СССР.

Говоря, что я постфеминистка, я говорю, что не позволю кому бы то ни было навязывать мне своё видение. Ни мужчинам, ни женщинам. Я буду помогать и поддерживать всякого, кому потребуется помощь и поддержка, и не стану слать к лешему людей, чьё мнение не совпадает с моим. Зато пошлю к лешему всякого, кто станет навязывать своё мнение мне. Я пошлю к лешему всякого, кто будет пытаться меня унизить — а это можно проделать не только с помощью сексизма или объективации, но и с помощью догматизма.

Я буду драть волосы на ногах не потому, что так диктует какая-то мода, а потому, что мне не нравятся волосатые ноги. Мне свои и показывать некому, я из дому выхожу только в магазин, и одета, между прочим, в джинсы. Но уж точно я не буду говорить другим людям, что они обязаны брить свои конечности. Если им не хочется — это их святое право. Бритые ноги не являются предательством идеалов феминизма. Агрессивное осуждение за них — ещё как.

Любой радикализм является признаком максимализма, каковой в свою очередь является признаком незрелого ума. Если некто желает ходить на высоких шпильках, это его суверенное право. Если не желает — так опять же, суверенное право. Я не собираюсь отвергать саму себя ради того, чтобы следовать эфемерным тезисам, которые скоро отметят столетний юбилей. В том, чтобы выглядеть так, как обычно выглядят женщины, нет совершенно ничего постыдного. В том, чтобы вести себя так — тем более. Точно так же, если кому-то вполне комфортно в состоянии, не совпадающем с этими “общими представлениями”, которые, конечно, отчасти и правда являются уродливым чадом долгих лет маркетинговых кампаний, это опять же его суверенное право.

Любые догматы, стоит им появиться, начинают быстро отравлять людям жизнь. Сексизм некогда тоже начинал как догмат. К сожалению, многие не слишком ответственные люди то же самое пытаются сделать с феминизмом.

Постфеминизм является откровенно индивидуалистским подходом. Интересы личности здесь стоят на первом месте. Никакие общие места вообще не могут быть применимы. Кем бы вы ни были — женщиной, мужчиной или кем-нибудь ещё — just live and let live. Вот и вся суть.

А официальные определения, запреты и догмы оставьте политикам и максималистам.

Отсюда: http://telegra.ph/Post-feminizm-07-25
Subscribe

  • Вон оно как!!!

    Варианты переименования Новониколаевска в 1925 году: Октябрьград, Советград, Красноград, Сибсовград, Коммунград, Краснооктябрьск, Краснополь,…

  • Идут годы и ...

    даже уже десятилетия, как некоторая часть народонаселения вдохновляется сентенциями "Он неадекватен", "В Кремле истерика и…

  • Арестовича с ....

    его планами про нацеливание украинских ракет на Москву грохнут свои же - чтоб не науськивал долбоёбов - а потому что военные люди в любой стране…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments